Фотография Энни Лейбовиц

У элегантности негромкий голос.

Софи Лорен

Энни Лейбовиц – фотографиня современности

Вряд ли тот, кто любит полистать глянцевые журналы или рекламу и проч., хотя бы раз не остановил свой взгляд на ее фотографиях. Это ей дарован был титул прославленного мастера художественной фотографии. Это ее работы стали украшением обложек именитых журналов. Этой перед ее объективом за счесть считали позировать в обнаженном виде Бетти Мидлер и Деми Мур, Вупи Голдберг и Стинг, и другие. Это только в угоду ей Арни Шварценеггер полуголым замирал с сигарой в зубах, воцарившись на белом коне верхом в Малибу. А Дэвид Бекхэм делился в кабриолете своими секретами сделанных на его теле татуировок. Да что там говорить, перед камерой этой фотографини современности замирали именитые поэты и музыканты, артисты и атлеты, вельможи и нищие. Ведь речь идет о представительнице когорты талантливых и популярных фотомастеров сегодняшнего дня. Ее нельзя не знать, как и других знаменитых фотографов мира, Грегори Колберта, о котором я писала недавно. Знакомьтесь, госпожа Энни Лейбовиц.

Тему искать куда проще…

Однажды, вспоминая своего старшего коллегу Ричарда Аведона, Энни сказала об одном моменте, подмеченном у него. Что тот был супер коммуникабельным человеком, обожающим подолгу беседовать с каждой своей моделью, стараясь узнать о их сущности и вынуждая тех забывать о том, что они позируют. А ей жутко сложно было с этим, потому что фотографиня терпеть не может разговоров. Куда проще искать тему – считает художница.

Между тем, эта деталь отличает нашу героиню не только от Ричарда Аведона, а и почти от всех великих фотографов мира, считающихся успешными. Ведь умение разговорить свою модель, помноженное на способность вызвать у нее любые эмоции и просто-таки забыть о присутствии камеры – это ведь чуть ли не главное, что нужно для портретиста. У Лейбовиц нет этих способностей. Но, как мы видим по ее фотоработам, она от этого не страдает, как и собственно портреты. Энни, оказывается, успешно пользуется методом, который специалисты с какой-то степенью условности нарекли псевдо-репортажным.

Отстоять свою точку зрения – не менее важно

Будущая знаменитость серьезно занялась, учась в Сан-Франциско, изучением фоторепортажа а-ля Роберт Франк либо же Картье-Брессон. Во время работы для «Rolling Stone» Энни интересуется журнализмом, думая, она этим и занимается. Хотя это не отвечало действительности. Как признавалась Лейбовиц, ей было важнее найти  возможности для выражения своего взгляда на жизнь. Потому, как она уверена, и стала называться, в конце концов, портретным фотографом. Ведь где, как не в портрете, говорит она в одном из своих интервью, фотограф способен настоять на своей точке зрения.

Хотелось бы тут немного не согласиться. Ведь и у журналиста, коим я тоже являюсь, есть своя точка зрения вместе с целой массой средств для ее озвучивания. Хотя нельзя не понять и главную мысль Энни. Ей хочется практически никак не влиять на свою модель, сделав все так, чтобы тему, которую она найдет, суметь выгодно подчеркнуть. А кроме того, свою точку зрения отстоять, пробуя во всем остальном зафиксировать реальную действительность. Художница настаивает, что такое фото, возможно, не до конца отражает эту реальность, однако дает хотя бы представление о ней.

Впрочем, ничего нового здесь нет. Еще в 20 столетии известный российский фотопортретист М. С. Наппельбаум в своей книге обосновал право фотографа на материализацию в фотографическом изображении своей точки зрения. Есть, кстати, и совершенно полярное мнение. Скажем, еще один не менее прославленный фотограф А. М. Родченко защищал  необходимость фиксировать человека, забывая о возможности суммирования свое представление в одном изображении.

Мне не страшно влюбляться в этих людей…

Что же, методом, названным псевдо-репортажным, довольно успешно пользовались большинство фотографов разных рангов. Свою состоятельность сумела доказать и наша героиня, по праву носящая титул одного из самых талантливых фотографов в современной Америке и на всей планете. Ее смело можно занести в когорту самых известных и успешных женщин-фотографов современности. Про нее столько всего написано в книгах, статьях и рецензиях, но в основном на английском языке. И почти крохи – на русском или иврите. А кстати, Израиль стал местом, где Анна-Лу (Энни), тогда еще юная американская еврейка, решила стать фотографом.

Через время, перейдя работать в самый крутой журнал – Vanity Fair, она в начале 90-х открывает в Нью-Йорке свою студию. Когда кто-то из журналистов задал ей такой вопрос –  в чем ее секрет? Как ей это удается?» Фотохудожница сказала в ответ: «Разве вы не видите по моим фотографиям? Мне не страшно влюбляться во всех этих людей»…